08 Янв 2013  Автор: Александр  Рубрика: Ошо

Играй, благословенная. Вселенная — пустая оболочка, где разум твой резвится беспредельно.

 

Эта вторая техника основывается на измерении игры. Это нужно понять. Если вы неактивны, это хорошо для того, чтобы опуститься в глубокую пустоту, во внутреннюю пропасть. Но вы не можете быть пустыми целый день, вы не можете быть пассивными целый день. Вы должны что-то делать.

 

Деятельность, активность — это основное требование, иначе вы не сможете жить. Жизнь — это активность. Так что вы можете быть неактивными в течение нескольких часов, но в часы, оставшиеся до двадцати четырех, вы должны быть активными. И медитация должна стать чем-то вроде вашего стиля жизни, она не должна быть фрагментарной. Иначе вы приобретете и тут же потеряете ее. Если вы неактивны в течение одного часа, то двадцать три часа вы будете активными. Активных сил будет больше, и они разрушат все, чего вы достигли в вашей неактивности. Активные силы разрушат все это. И на следующий день вы будете делать то же самое: в течение двадцати трех часов в вас будет накапливаться делатель и в течение одного часа вы будете отбрасывать его. Это будет трудно. Поэтому ваш ум должен изменить свое отношение к работе и активности. Отсюда эта вторая техника.

 

Работа должна рассматриваться как игра, не как работа. Работа должна рассматриваться как игра, как забава. В ней вам не нужно быть серьезными, вы должны быть как играющие дети. Работа бессмысленна, вам ничего не нужно достигать в результате этой работы; вы наслаждаетесь самой деятельностью. Если вы иногда забавляетесь, играете, то сумеете почувствовать разницу. В работе вы иные: вы серьезны, отягощены, ответственны, обеспокоены, взволнованы, поскольку результат, конечный результат, — мотив вашей деятельности. Сама работа не стоит того, чтобы ею наслаждаться. Настоящее дело заключается в будущем, в результате.

 

В игре же, на самом деле, нет результата. Блаженство в самом процессе игры. И вы не беспокоитесь, ведь игра — это не серьезное дело. Даже если вы выглядите серьезными, на самом деле вы притворяетесь. В игре вы наслаждаетесь самим процессом; в работе процессом не наслаждаются — важна цель, конечный результат. С процессом можно как-то смириться. Он должен быть выполнен, поскольку должен быть достигнут конечный результат. Если бы вы могли достичь цели без этого, вы оставили бы деятельность и прыгнули бы сразу в конец.

 

Но в игре вы так не сделали бы. Если бы вы могли достичь цели без игры, тогда цель была бы бессмысленной. Она приобретает смысл только как процесс. Например, две футбольных команды находятся на игровом поле. Простым бросанием монеты они могут решить, кто победит, кто проиграет. Зачем прикладывать столько усилий, зачем без необходимости утомлять себя? Все дело может быть решено очень просто бросанием монеты. Будет конечный результат. Одна команда победит, другая потерпит поражение. Зачем работать ради этого? Но тогда потеряется смысл, значение. Не имеет значения конечный результат, имеет смысл сам процесс. Даже если никто не выиграет, никто не проиграет, сама игра стоит того, чтобы в нее играть.

 

Наслаждение приносит деятельность сама по себе.

 

Это измерение игры должно применяться ко всей вашей жизни: что бы вы ни делали, будьте в этой деятельности, в этой активности, настолько полно, что конечный результат не имеет значения. Он может наступить, он должен наступить, но он не занимает ваш ум. Вы играете, вы наслаждаетесь.

 

Вот что имеет в виду Кришна, когда говорит Арджуне оставить будущее в руках божественного. Результат вашей деятельности в руках божественного, вы просто делаете. Это простое делание становится игрой. Именно это было трудно понять Арджуне, поскольку он говорит, что если все это лишь игра, то тогда зачем убивать, зачем сражаться? Онионимает, что такое работа, но он не может понять, что такое игра. А у Кришны вся жизнь — просто игра. Вы нигде не найдете такого несерьезного человека. Вся его жизнь — просто игра, забава, спектакль. Он наслаждается всем, но ни к чему не относится серьезно. Он наслаждается всем интенсивно, но не беспокоится о результате. То, что случается в результате, не имеет значения.

 

Арджуне трудно понять Кришну, поскольку он рассчитывает, он думает в понятиях конечного результата, цели. В начале Гиты он говорит: «Все это дело кажется абсурдным. С обеих сторон мои друзья и мои родственники поднялись, чтобы сражаться друг с другом. Кто бы ни победил, это будет потеря, ведь будут уничтожены моя семья, мои родственники, мои друзья. Даже если я одержу победу, она ничего не будет стоить, поскольку кому я покажу мою победу? Победы имеют смысл, когда им радуются друзья, родственники, семья. Но не будет никого, победа будет лишь над мертвыми телами. Кто будет радоваться ей? Кто скажет: «Арджуна, ты совершил великий подвиг»? Поэтому, буду ли я победителем или побежденным, все это кажется абсурдным. Все это дело бессмысленно». Он хочет отказаться от этого дела. Он смертельно серьезен. И всякий, кто рассчитывает, будет смертельно серьезным.

 

Позиция Гиты уникальна. Война — самое серьезное дело. G ней нельзя играть, ведь в это дело вовлечены жизни — с ними играть нельзя. А Кришна настаивает, что даже в этом деле нужно играть. Не думай о том, что будет в конце, будь просто здесь и сейчас. Будь играющим воином. Не беспокойся о результате, ведь результат в руках божественного. И смысл не в том, находится ли результат в руках божественного или нет. Смысл в том, что он не должен быть в ваших руках. Вы не должны нести его. Если вы несете его, тогда ваша жизнь не может стать медитацией.

 

Эта вторая техника говорит: Играй, благословенная. Пусть вся твоя жизнь будет просто игрой. Вселенная — пустая оболочка, где разум твой резвится беспредельно. Ваш ум все время бесконечно играет. Все подобно сну в пустом помещении. В медитации нужно смотреть на ум, резвясь, играя как дети, подпрыгивая от переполняющей вас энергии, вот и все. Мысли прыгают, резвятся, просто играют — не относитесь к ним серьезно. Даже если придет плохая мысль, не испытывайте чувства вины. Или, если придет великая мысль, очень хорошая мысль, — вы захотите служить человечеству и преобразовать весь мир, вы захотите принести небеса на землю, — не допускайте в эту мысль слишком много эго, не ощущайте себя так, как будто вы стали великими. Вот что такое резвящийся ум. Иногда он опускается вниз, иногда восходит наверх, — его переполняет энергия, принимающая многочисленные формы и объемы. Ум — это переполняющаяся весна, и ничего другого.

 

Играйте. Шива говорит: Играй, благословенная. Позиция играющего заключается в том, что он наслаждается самим действием, оно хорошо само по себе. У него нет никаких мотивов, связанных с выгодой; он не рассчитывает. Вот взгляните на бизнесмена: что бы он ни делал, он рассчитывает свою выгоду, что он получит от этого. Приходит клиент. Клиент — это не человек, это просто средство. Какую выгоду можно получить от него? Как его можно эксплуатировать? В глубине он рассчитывает, что должно быть сказано, что должно быть сделано. Все рассчитывается, чтобы манипулировать, чтобы эксплуатировать. Бизнесмена не волнует этот человек, его не волнует сделка, его не волнует ничего — его волнует только будущее, выгода.

 

Посмотрите на Восток: в деревнях пока еще бизнесмен — это не чистый делатель дохода, а клиент не пришел лишь для того, чтобы купить что-нибудь. Они наслаждаются процессом купли-продажи. Я вспоминаю своего старого дедушку. Он был торговцем одеждой, и я и вся моя семья удивлялись, глядя на него, поскольку он наслаждался своей торговлей. Игра с клиентами продолжалась часами. Если что-то стоило десять рупий, он запрашивал пятьдесят — и он знал, что это абсурдно, и его клиенты тоже знали это. Они знали, что эта вещь должна стоить около десяти рупий, и поэтому начинали с двух. Затем следовала долгая торговля — часами напролет. Мой отец и мои дяди сердились: «Что происходит? Почему бы прямо не сказать цену?» Но у него были его собственные клиенты. Когда они приходили, то спрашивали: «Где Дада, где дедушка? С ним ведь все игра, забава. Потеряем ли мы рупию или две, стоит ли это дороже или дешевле, смысл не в этом!»

 

Они наслаждались торговлей. Это занятие, эта деятельность сама по себе была чем-то стоящим. С ее помощью два человека общались друг с другом. Два человека играли в игру, и оба знали, что это игра — ведь, конечно же, можно было бы установить фиксированную цену.

 

На Западе имеются фиксированные цены, ведь там люди более расчетливы, более ориентированы на выгоду. Они не могут позволить себе понапрасну тратить время. Зачем тратить время? Обо всем можно договориться за несколько минут. Не нужно тратить время. Можно ведь написать точную цену. Зачем часами сражаться друг с другом? Но тогда игра будет потеряна и все станет рутиной. Даже машины смогут заниматься этим. Бизнесмен не нужен; не нужен клиент.

 

Я слышал об одном психоаналитике, который был таким занятым человеком и у которого было так много пациентов, что ему было трудно иметь персональный контакт с каждым. Поэтому он отдельным пациентам ставил свой магнитофон, и магнитофон говорил все, что психоаналитик хотел сказать этому пациенту.

 

Раз случилось так, что было назначено время одному пациенту, который был очень богатым человеком. Психоаналитик входил в гостиницу. Вдруг он увидел сидящего там пациента и сказал: «Что вы делаете здесь? Сейчас ваше время быть у меня».

Пациент сказал: «Я так занят, что записал свои слова на свой магнитофон. Теперь два магнитофона разговаривают друг с другом. Все, что вы хотели сказать мне, мой магнитофон запишет, а то, что я хотел сказать вам, запишет ваш магнитофон с моего магнитофона. Это сберегает время, и мы оба свободны». Если вы слишком расчетливы, то люди исчезают, наступает все большая и большая механизация.

В Индии даже сейчас по деревням торгуются. Это игра, и ею стоит наслаждаться. Вы играете, забавляетесь. Это состязание двух умов, двух людей, вошедших в глубокий контакт. Но это не способствует сбережению времени. Игры никогда не сберегают время. И в играх вы никогда не беспокоитесь о времени. Вы беззаботны и наслаждаетесь всем тем, что происходит прямо в это мгновение.

Ваш отзыв