Притчи

28 Дек 2012  Рубрика: Притчи

Однажды сидели Старая Ворона вместе со Старым Вороном на ветке сухого дерева и смотрели бразильский сериал через окно в соседнем доме.

— Жаль, что ничего не слышно, — пожаловался Ворон.

— Эх, сразу видно, что ты не романтик! — проворчала Ворона. — Настоящим романтикам звук вообще не нужен, они без слов все понимают. Вот мы — живем вместе уже почти 300 лет, а когда ты последний раз в любви признавался? Перед Первой Мировой войной!

Ворон нервно затоптался на ветке, а Ворона явно вошла в раж и совсем не хотела униматься.

— Ну, признайся мне в любви! — потребовала она. — Прямо сейчас!

Если бы Ворон мог покраснеть, то он непременно так бы и сделал, но в цветовой гамме его оперения подобных оттенков просто не существовало, так что он еще нервнее затанцевал на ветке.

А Ворона с упоением продолжала:

— Посмотри на соловьев. Они целыми днями поют серенады своим соловьихам! Вот это любовь! Прямо как в кино! Ну, спой мне хоть одну песню!

Ворон задумался на секунду, затем расправил крылья, поднял с гордостью голову и издал:

— Кар! Кар! Кар!

Но свою песню закончить он не смог, так как закашлялся старческим кашлем.

— Я так и знала! Разве это настоящая любовь? — запричитала Ворона. — За всю мою жизнь ни одной песни никто мне не спел!

Ворона обиженно всхлипнула и, отвернувшись, уставилась в окно, где телевизор продолжал показывать бразильскую историю любви. Молчание царило несколько минут. Холодный осенний ветер ерошил перья старым птицам, а дождь беспощадно поливал их беззащитные головы.

Но Ворона не могла сидеть спокойно, поэтому первая нарушила молчание:

— Ну, хорошо, петь ты не можешь, павлины тоже не сильны в пении, зато как они танцуют для своих возлюбленных! Станцуй для меня хоть разок!

Ворон стряхнул капли дождя со своих перьев, помахал хвостом, захлопал крыльями и вразвалочку начал расхаживать взад и вперед по старой мокрой ветке. В своем неуклюжем танце он несколько раз подпрыгнул, и это движение стало роковым: ветка не выдержала таких признаний в любви и с треском сломалась. Вскрикнув от неожиданности, Ворон с Вороной перелетели на соседний сук.

— Ну вот, теперь я не смогу смотреть свой любимый сериал! — разрыдалась Ворона.

Старый Ворон попытался ее как-то утешить, но все было напрасно. Слезы таким безудержным потоком полились из ее глаз, что им начали завидовать даже капли дождя. Соседний клен сочувственно покачал Ворону своими ветвями, как будто говоря: «Да, старина, ты попал! Женщин можно не кормить, но попробуй лишить их любимого сериала, и проблем не оберешься…»

В конце концов, Вороне надоело плакать, или просто новая «гениальная» идея заставила ее забыть про слезы. Но, все еще по инерции всхлипывая, она обратилась к Старому Ворону:

— Мы уже не молоды, смерть не за горами. А у лебедей есть такой прекрасный обычай: когда жена умирает, муж взлетает высоко-высоко, а затем, сложив крылья, камнем падает вниз. Вот это любовь! Вот это верность! Но когда я умру, я ведь не увижу, как ты камнем упадешь рядом со мной. Давай сделаем так: я лягу на землю и притворюсь мертвой, а ты сделаешь так, как делают лебеди.

С этими словами Ворона слетела вниз и развалилась на мокрых листьях. А Ворон в растерянности смотрел не нее, не зная, что делать.

В этот момент из подвала соседнего дома вылез Облезлый Кот. Заметив развалившуюся Ворону, он медленно начал подбираться к ней. Заерзав лапами и завиляв хвостом, он уже готов был к финальному прыжку, как вдруг какой-то черный комок свалился прямо на него и начал клевать. Кот не ожидал ничего подобного, поэтому не стал разбираться, что произошло, а поспешил убраться назад, в свой подвал.

Ворон, расправившись с Котом, подошел к Вороне и заботливо спросил, все ли с ней в порядке. Ворона, не видевшая последней сцены, поднялась с земли и снова запричитала:

— Ну с кем я живу?! Ни признаться в любви, ни рискнуть жизнью ради любимой! Все! Дальше так продолжаться не может! Завтра же лечу в Бразилию!

09 Июл 2011  Рубрика: Притчи

Жил-был царь, и всего у него было в достатке, как и у всех царей. Но вдруг беды начали обрушиваться на него и его царство. Наступила страшная засуха, соседний царь воспользовался этим, напал на столицу и осадил её. Началась эпидемия, в которой погибла вся семья несчастного царя и половина жителей столицы. Когда войско ослабело, враг штурмом овладел городом и уничтожил оставшихся в живых. Царю удалось бежать. Он отправился к своему другу царю-союзнику, с которым они вместе выросли, но по дороге его захватила в плен шайка разбойников и продала в рабство. Три долгих и мучительных года он провёл на дальних плантациях и, наконец, бежал. Когда же он достиг столицы своего друга, то его просто не пустили во дворец, так как стража не поверила, что он царь, увидев его лохмотья. Тогда ему пришлось устроиться на работу в городе, и целый год он трудился, чтобы заработать себе на приличную одежду.

Только потом он предстал перед своим другом. Тот с состраданием и пониманием отнёсся к рассказу гостя и, подумав, сказал:

— Я помогу тебе. Дайте ему стадо овец в 100 голов, пусть пасёт, — приказал он.

Убитый «дружеским» отношением царь-горемыка, всё еще не веря, что старая дружба забыта, поплелся пасти овец, ибо другого выхода у него не было. Когда он пас овец, проклиная судьбу, на его стадо напали волки и уничтожили всех овец. Придя с понурой головой во дворец, он рассказал о случившемся. Друг приказал:

— Ну, хорошо, дайте ему 50 овец!

Но и это стадо погибло, бросившись в пропасть вслед за вожаком.

— Дайте ему 25 овец! — был следующий приговор.

В этот раз ничего не случилось, все овцы мирно паслись и плодились, и через какое-то время у него было стадо в 1000 овец. Царь пришёл во дворец и сказал:

— Вот, у меня 1000 овец и через год будет вдвое больше!

Тогда его друг, обрадованный этой новостью, обняв его, громко приказал:

— Заберите у него овец!

Вместо овец он отдал ему небольшое соседнее государство. Но наш царь, уже давно разочаровавшийся в дружеских отношениях, спросил:

— Что же ты сразу не дал мне царство в самом начале!?

— От него, очень скоро, не осталось бы камня на камне, как ничего не осталось от первой сотни овец— ответствовал его мудрый друг. — Я просто подождал, когда ты справишься со своими трудностями в управлении и наступит следующий, результативный этап. Теперь же он наступил. Овцы были лишь показателем твоих трудностей.

22 Июн 2011  Рубрика: Притчи

Однажды царь Акбар беседовал с девятью лучшими своими придворными. Это были девять самых талантливых и творческих людей королевства. У Акбара иногда бывали причуды: он неожиданно мог сделать что-нибудь эдакое… И, конечно, царя не спросишь: «Почему?».

Неожиданно Акбар ударил человека, стоящего рядом. Им оказался Бирбал, самый умный человек при дворе. Бирбал подождал несколько секунд, наверное, думая, что делать, однако, делать что-нибудь было нужно! И вот он развернулся и дал пощёчину человеку, стоящему рядом с ним. Им оказался один из министров.

Хорошенькое дело! Тот просто опешил: «Что происходит? Что это за шутки?» Потом, недолго думая, он влепил по уху следующему… Говорят, что эта пощечина обошла всю столицу. А ночью Акбара внезапно ударила его собственная жена. Он спросил:

— Что ты делаешь?

А она ответила:

— Я не знаю, в чем дело, но это происходит по всей столице. Сегодня меня ударила твоя старшая жена. Но она старше меня, поэтому я не могла ответить ей тем же. А, кроме тебя, мне некого ударить.

— Надо же, — задумчиво произнёс Акбар. — Моя собственная пощёчина вернулась ко мне